Search
Фильтры
Точный поиск
Filter by Custom Post Type
НовостиНовости мировых финансов

Что такое «деофшоризация»?

В силу известных причин термин “деофшоризация / “деоффшоризация” в настоящее время особенно популярен. Одновременно остаётся непонятным, что следует понимать под данным термином.

Разумеется, лозунги о борьбе с «налоговыми гаванями», «серыми схемами» и т.п. играют популистскую роль в политическом процессе. Однако, что будет означать на практике данная борьба? Идёт ли речь о запрете или ограничении открывать счета или владеть недвижимостью за рубежом? На каких субъектов будет распространяться пресловутая деофшоризация? Каковы будут санкции? Ясно одно: ответов не просто меньше имеющихся вопросов, ответов практически нет.

В отличии от США и ЕС, которые ведут крестовый поход в поисках недополученных налоговых поступлений в свой бюджет, в России под знамёнами модного слова «деофшоризация», прежде всего, прячется попытка заставить коммерческие трансакции вернуться в российскую юрисдикцию. Целесообразность такой политики, однако, вызывает ряд сомнений, ведь для возвращения бизнеса в российскую юрисдикцию, прежде всего, необходимо осуществление структурных преобразований (например, решение проблем коррупции и защиты права собственности).

Текущая ситуация в России и других странах СНГ самым негативным образом сказывается на предсказуемости ведения бизнеса на международном уровне. В тоже время, неоспоримым остаётся факт, что использование иностранных юрисдикций при осуществлении международных транзакций неизбежно.

Не стоит исключать, что использование иностранных юрисдикций может преследовать незаконные цели. Однако для таких случаев существуют международно-признанные механизмы (например, проведение расследования собственными силами, запрос о налоговой помощи в иностранное государство, сотрудничество в рамках международных организаций). Иными словами, для противодействия незаконным бизнес-схемам есть целый арсенал уже имеющихся средств. Поэтому обращение к административному принуждению выглядит безосновательным.

Вместе с тем, в большинстве случаев при использовании иностранных юрисдикций речь идёт о легальных операциях, осуществляемых для наилучшей организации бизнеса в условиях постоянной конкуренции. В этом случае, в пользу выбора иностранной юрисдикции говорят реальные проблемы российской правовой системы. Ни для кого не секрет, что российское законодательство и судебная система не могут предложить условия, в достаточной степени способные удовлетворить потребности бизнеса. Для многих один лишь факт отсутствия беспристрастного правосудия является достаточным основанием для выбора в пользу иностранной юрисдикции.

Однако между иностранными юрисдикциями существуют различия, порой, существенные. Именно на данное различие стоит ориентироваться при разработке концепции деофшоризации. Иными словами, во-первых, деофшоризация не должна быть направлена против всех иностранных юрисдикций, во-вторых, меры по деофшоризации следует применять только против так называемых «серых» юрисдикций, которые не поддерживают на надлежащем уровне стандарты прозрачности при проведении транзакций.

Часто читаемое по теме: «Новости мировых финансов»

Читайте также:
ВТБ не хватает долларов?

Неизбежность иностранных юрисдикций
Представьте себе ситуацию, что в каком-либо небольшом городе одно предприятие занимается производством молока. Данному предприятию сопутствует успех в масштабах своего города, и генеральный директор предприятия в один прекрасный день решает экспортировать на имеющейся грузовой машине молоко в региональный центр, в который ведут две дороги: одна объездная – длинная и ухабистая, другая – короткая и асфальтированная. Какую дорогу выбрали бы Вы, окажись на месте данного фермера? Ответ более чем очевиден.

Выбор данного примера неслучаен. Длинная и ухабистая дорога – это российские правопорядок и судебная система (аналогично – правопорядки и судебные системы других стран СНГ), которые по многим важным показателям уступают передовым иностранным юрисдикциям – коротким и асфальтированным дорогам.

деофшоризация
Графика: www.business-swiss.ch

Если заявленная деофшоризация будет направлена против всех иностранных юрисдикций, в контексте нашего примера это будет означать, что руководству предприятия придется каждый раз отправлять молоко по длинному и некомфортному маршруту. Как это повлияет на бизнес? Очевидно, что непредвиденные (и неоправданные) расходы следует как-то покрывать. Скорее всего, их будут закладывать в стоимость молока для конечного потребителя. А теперь представьте себя жителем регионального центра, который собирается купить данное молоко. Хотите ли Вы переплачивать за молоко, то есть фактически оплачивать неоправданные затраты по преодолению навязанного длинного пути? Ответ, опять же, очевиден.

Несовершенство российских правопорядка и судебной системы – это часть коммерческих рисков, с которыми предпринимателям неизбежно приходится считаться. Такие риски закладываются в стоимость товаров, работ, услуг. Это в конечном итоге приводит к из неконкурентоспособности. В этих условиях, уход российских компаний в иностранную юрисдикцию является обоснованным. И наоборот, заявленная деофшоризация вызывает массу вопросов.

Использование иностранных юрисдикций – коротких и асфальтированных дорог – позволяет не только устранить недостатки российской юрисдикции, но и получить целый набор преимуществ как правового, так и экономического характера. К таковым относятся, среди прочего, доступ на зарубежные рынки, оптимизация налогообложения, международно-правовая защита капиталовложений, беспристрастное правосудие, качественная правовая система.

Конкретным примером преимуществ является ситуация, связанная с заключением акционерных соглашений. С помощью акционерных соглашений участники юридического лица определяют порядок управления последним, что способствует стабильности отношений и минимизации управленческих рисков. В России действует демо-версия института таких соглашений, которая с учётом неоправданной консервативности подхода российских судов лишена предсказуемости в правоприменении. Это непосредственно влияет на предпринимательские риски.

В некоторых иностранных юрисдикциях, напротив, и хорошие дороги построены, и предприятию живется спокойнее. В Швейцарии, а также в некоторых других государств Западной Европы сложился довольно либеральный подход к заключению акционерного соглашения. В данном ключе, учреждение юридического лица, например, в Швейцарии могло бы быть оптимальным решением для участников российских юридических лиц, которые хотели бы заключить акционерное соглашение. Созданному швейцарскому юридическому лицу передавались бы 100% акций российского юридического лица; первоначальные акционеры российского лица становились бы акционерами швейцарского АО и заключали бы между собой акционерное соглашение, регулируемое швейцарским правом. В подобном соглашении акционеры могли бы прописать вопросы управления российским акционерным обществом.

Еще одним очевидным преимуществом подобной схемы было бы то, что стороны акционерного соглашения могли бы выбрать международный арбитраж (третейский суд) в качестве способа урегулирования возможных корпоративных споров и конфликтов. В России же стороны лишены подобной возможности, поскольку российские арбитражные суды склонны придерживаться позиции об исключительной подсудности корпоративных споров государственным арбитражным судам.

Приведенный пример позволяет говорить, что иностранная юрисдикция позволяет российским предпринимателям воспользоваться большей свободой действий, которую предоставляет зарубежное законодательство в сравнении со стесняющими рамками российского права.

Деофшоризация: юрисдикция юрисдикции рознь
Итак, для желающих развивать свой бизнес на российском и зарубежных рынках, реальной альтернативы иностранным юрисдикциям на текущей момент не существует. Вопрос заключается лишь в выборе наиболее подходящей.

Иностранная юрисдикция предоставляет массу преимуществ российским предпринимателям. Однако по степени прозрачности и пригодности для международный транзакций иностранные юрисдикции отличаются друг от друга. Обычно происходит противопоставление так называемых «офшоров» прочим юрисдикциям, к которым нет претензий с точки зрения степени транспарентности.

Обычно под офшором понимается юрисдикция с низкими налоговыми ставками. Однако данное определение недостаточно корректно. Выгодные налоговые ставки, конечно, сопутствуют офшорным юрисдикциям. Вместе с тем, офшорами их делает нетранспарентность.

Не всё то золото, что блестит
Действительно, не всё то, что кажется хорошим по внешним признакам, действительно хорошее. Применительно к иностранным юрисдикциям использование данного устойчивого выражения может также быть вполне оправданным. Иностранные юрисдикции, кажущиеся перспективными для ведения бизнеса (например, Гонконг или Сингапур), зачастую могут таить в себе неожиданные и часто неприятные сюрпризы, которые наше преуспевающее молочное предприятие, стремящееся выйти на международный рынок, должно избегать.

В данной связи, Портал «Швейцария Деловая» публикует в разделе «Новости мировых финансов» краткое описание рисков, связанных с юрисдикциями, которые в той или иной степени могут считаться конкурентами Швейцарии.

Обновление от 25.11.2014: В России принят закон о деофшоризации

Метки:
x

Взаимодействуя с сайтом, Вы полностью соглашаетесь с Правилами и Политикой cookie.

Согласен(-на) Центр конфиденциальности