Выбор редакцииЕвропейский союз (ЕС)Новости ШвейцарииОбщество в ШвейцарииПолитика в ШвейцарииФедеративное устройство / Кантоны

«Большая Швейцария»: Миф, фантазия или будущая реальность?

Большая Швейцария, Миф, Фантазия, Будущая реальность, Единство швейцарцев, долина Вальтеллина, регион Франш-Конте, Южный Тироль, Форарльберг, Бавария, Баден-Вюртемберг, Ломбардия, Валле д Аоста, Департамент Эн
Вы когда-либо слышали выражение «большая Швейцария»? Графика: TUBS

Исторически территории переходили от государства к государству по разным причинам: в результате войны, династического наследования, союзнических договоров, а также покупки. В современном мире изменения государственных границ также имеют место быть, хотя и реже. Верно и то, что чаще всего именно сами государства, стремящиеся расшириться за счёт соседей, стараются разжечь пламя сепаратизма на желаемой территории. Однако, случай с тем, что описывается выражением «большая Швейцария» — скорее исключение. О том, чем же привлекает Швейцария регионы соседних стран, что они подумывают о присоединении к Конфедерации, читайте в материале Портала «Швейцария Деловая».

Предрассудки иностранцев об отсутствии единства швейцарцев

большая Швейцария, бывший ливийский диктатор Каддафи
Идея о разделении Швейцарии не самое большое зло бывшего ливийского диктатора Каддафи. История же расставила всё по своим местам

В сентябре 2009 года бывший ливийский диктатор Каддафи внёс на рассмотрение в ООН проект резолюции о разделении Швейцарии между её соседями – Германией, Францией и Италией. Критерием разделения должен был стать язык. Историки до сих пор расходятся в оценках документа: одна группа считает его наиболее абсурдным куском бумаги в новейшее время международной дипломатии, другие же подчеркивают невероятную дерзостью документа. Если отстраниться от личной неприязни Каддафи по отношению к Швейцарии, задумка о (даже и символичном) разделении Альпийской республики по языковому признаку, к сожалению, продолжает присутствовать в головах иностранцев, которые, впрочем, мало знакомы с тем, как устроена Швейцария.

Сами швейцарцы неоднократно жалуются, что в странах СНГ их часто называют немцами, французами или итальянцами. Опять же, иностранцы в своём поспешном суждении опираются на язык. «Если ты из Лозанны, значит, ты француз; если из Цюриха – значит, немец», повествует швейцарский студент из Лозанны, который год изучал русский язык и литературу в Москве. Далее, «мне пришлось около 20 минут объяснять в миграционном органе в Москве, что я не француз, а швейцарец, хотя мой родной язык — французский».

Однако, подобные истории, в которые попадают швейцарцы на просторах СНГ, кажутся вовсе безобидными по сравнению с постоянным желанием ЕС аннексировать интегрировать Швейцарию. Альпийская республика и её карликовый сосед – Лихтенштейн – не входят в Евросоюз; более того, подавляющее большинство граждан как Конфедерации, так и Княжества против того, чтобы становиться членом ЕС. В Брюсселе же считают, что рано или поздно Швейцария окажется в составе ЕС. Однако, представление о том, что именно Берн должен вступить в Евросоюз, может быть кардинально изменено…

большая Швейцария
Хотя Европейский союз и называется «европейским», без Швейцарии он никогда не сможет достичь состояния завершенности. Не секрет, что именно данный факт вызывает некое раздражение у еврочиновников, разглядывающих карту и каждый раз находящих на ней в самом центре независимую Швейцарию.

Не мы к Вам, а Вы к нам

В самой Швейцарии иногда шутят, что не Альпийская республика должна вступить в ЕС, а страны Евросоюза должны стать кантонами Швейцарии. Как известно, в каждой шутке есть только доля шутки… И здесь языковое разделение, которое проходит внутри Швейцарии, может позволить стране принять территории от всех своих соседей без необходимости добавления нового официального языка.

В 2012 году 20000 итальянцев подписали онлайн-петицию о присоединении Ломбардии (столица – Милан) к Швейцарии. Как утверждается, поводом к данной, в большей степени развлекательной акции стало высказывание члена Правительства Швейцарии Ули Маурера (Ueli Maurer) итальянской прессе о том, что интеграция Ломбардии в Швейцарию не представляет сколько-либо значимую проблему из-за и без того тесных торговых связей Альпийской республики с одной из самых экономически развитых провинций Италии.

Известно, что Швейцария не имеет выхода к морю (что не мешает ей, однако, быть одной из морских держав; как это может быть, читайте здесь). Ситуация, тем не менее, может измениться, если итальянский остров Сардиния в Средиземном море также вольётся в ряды кантонов Швейцарии. Движение «Canton Maritimo», на сайте которого красуются швейцарские франки, уже создано и насчитывает более 5 тысяч последователей.

Но и на Ломбардии и Сардинии не исчерпывается список тех итальянских территорий, которые бы хотели стать под швейцарский флаг. Южный Тироль – немецко-говорящая автономия на севере Италии, до Первой мировой войны принадлежавшая Австрии и каким-то чудом переданная Риму – уже давно подумывает покинуть Италию. В октябре 2014 года в автономии пройдёт форум «Кантон Южный Тироль – утопия или модель?». Указание на «кантон» подразумевает желание после обретения независимости от Италии стать частью Швейцарии. По данным газеты Weltwoche, жители Южного Тироля уже сейчас бы поддержали инициативу о присоединении к Швейцарии. К сожалению для них, итальянское законодательство не даёт им такого права.

На севере перспективы «Большой Швейцарии» ещё более значительны. Сразу две федеральные земли Германии – Бавария и Баден-Вюртемберг – претендуют на вхождение в состав Конфедерации. Многие, кто не говорит на немецком, не догадываются, что жителям южной Германии гораздо легче найти общий язык (причём, в буквальном смысле) со швейцарцами из Кантонов Аргау и Цюрих, а не со своими северными соотечественниками из Нидерзаксена или Шлезвига-Хольштейна. Особенно это касается Баден-Вюртемберга, чей швабский диалект очень близок к швейцарскому немецкому.

большая Швейцария
(1) Баден-Вюртемберг, (2) Бавария, (3) Форарльберг, (4) Княжество Лихтенштейн, (5) Южный Тироль, (6) Вальтеллина, (7) Ломбардия, (8) Валле-д’Аоста, (9) Савойя, (10) Эн, (11) Франш-Конте, (12) Эльзас, (13) Сардиния. Источник: NZZ

«Большая Швейцария»: фантазия или достижимая реальность?

С экономической точки зрения проект «большая Швейцария» выглядит крайне привлекательным. Швейцария вместе с территориями вокруг своей сегодняшней границы является наиболее экономически мощным регионом Европы. Бавария и Баден-Вюртемберг в Германии, Ломбардия и Южный Тироль в Италии являются локомотивами своих стран. «Большой Швейцарии» по силам было бы бросить вызов всему ЕС, который уже не смог бы шантажировать Берн различного рода «черными списками».

Как раз в экономической мощи кроется одна из причин, почему некоторые политические силы хотели бы присоединить свои регионы к Швейцарии. Дело в том, что, как это часто случается, богатым регионам приходится (хотя бы частично) оплачивать счета менее удачливых (т.е. дотационных) регионов. Соответственно, доноры сравнивают себя с «дойными коровами» и, хотя бы как утешительный приз, хотели бы в обмен получить больше полномочий при принятии политических решений. Однако, здесь им, помимо собственной столицы, мешает всесильный Брюссель, который всё сильнее перетягивает на себя одеяло власти. Сами посудите, так ли счастливы богатые Баден-Вюртемберг и Ломбардия от того, что им греки, португальцы и румыны из Брюсселя указывают, что делать?

Швейцария же кажется островом стабильности во всей Европе. Кроме того, швейцарские кантоны, обладая широкой компетенцией, сами решают многие свои дела, включая даже вопросы налогообложения. Таким образом, Альпийская республика видится как наиболее оптимальное решение проблемы, при котором регионам удастся сохранить как свою экономическую мощь, так и вернуть себе рычаги принятия политических решений.

Швейцария для многих служит в качестве аргумента для критики собственного правительства. Так, в Манифесте «Canton Maritimo» говорится, что в Швейцарском парламенте нет «профессиональных политиков», намекая на то, что для депутатов в Риме их кресло является самоцелью. Парламентарии в Швейцарии, помимо деятельности депутата, трудятся на своём основном месте работы. Далее, Mouvement Franche-Comté обещает в случае присоединения к Швейцарии уровень безработицы в 3% (примерно такой уровень наблюдается в Альпийской республике).

Большое «но» «Большой Швейцарии»

Все без исключения регионы, показанные на карте (см.выше), помимо экономической мощи, располагают живописными ландшафтами. Ценители превосходного вина уже сейчас бы приняли в состав Швейцарии Южный Тироль и французский регион Франш-Конте.

Некоторые политические силы в Альпийской республике не были бы против расширить границы страны. Так, несколько лет назад Швейцарская народная партия потребовала от Правительства в Берне юридически оформить возможное принятие в состав Конфедерации новых кантонов. Данное положение в Швейцарской конституции могло бы облегчить желающим их путь Швейцарию. Тем не менее, данное требование так и не было выполнено из-за опасений Правительства Швейцарии, что закрепление процедуры вступления в Конфедерацию может быть воспринято соседями как «недружественный политический акт».

Нежелание Правительства в Берне к «экспансивному» изменению Конституции – это лишь верхушка айсберга. На самом деле, Швейцария уже могла бы быть больше территории в её сегодняшних границах. Могла бы быть, если бы не религиозные и языковые противоречия… Так, в 1919 году (т.е. сразу после поражения Австро-Венгрии в Первой мировой войне) 82% жителей Форарльберга – самой западной земли в Австрии – проголосовали за присоединение к Швейцарии. Однако, попытка вступления в Альпийскую республику споткнулась на сопротивлении самих швейцарцев. Конечно, не всех, а только франко-язычной Романди и швейцарских протестантов. И если в первом случае целью было не допустить ещё больший перевес немецкого языка, то во втором случае главной задачей было помешать усилению католицизма (жители Форарльберга – по большей части католики).

Аналогичная история – только раньше – случилась с долиной Вальтеллина, которая 300 лет принадлежала кантону Граубюнден и которая была отогнута Наполеоном. После поражения французского императора сами жители Граубюндена воспротивились возврату католической Вальтеллины, ставшей впоследствии частью Италии.

И хотя значение религии в настоящее время не играет столь важной роли, как когда-то, политические, языковые и даже юридические факторы, которые стоят на пути проекта «Большая Швейцария», остаются. Так, во-первых, юридически невозможно присоединение к Швейцарии Лихтенштейна, пока он является абсолютной монархией. Монархия несовместима с базовым принципом швейцарского правопорядка – народным суверенитетом.

Во-вторых, если представить, что все территории, заштрихованные на представленной карте (см. выше), вольются в состав Швейцарии, общее количество населения нового государства будет около 40 миллионов человек (против чуть более 8 миллионов в сегодняшней Альпийской республике). Если вычесть иностранцев, которые по понятным причинам не имеют политических прав, получится, что политический вес швейцарцев и кантонов будет размыт. Иными словами, появление нового кантона (новых кантонов) в любом случае приведёт к смешению политических сил и ослаблению влияния самих швейцарцев. Очевидно, что с таким сценарием мало кто в текущей Швейцарии согласится.

Наконец, вообразим, что, к примеру, Ломбардия стала частью Швейцарии. В подобном случае, французский язык сместился бы на 3ю позицию, пропустив вперёд итальянский. Подобный сценарий иначе как одним из самых страшных кошмаров для жителей Романди, которые и так постоянно жалуются на якобы притеснения со стороны немецко-говорящих швейцарцев, не назвать.

Итак, даже, если окружающие Швейцарию регионы захотят встать под швейцарский флаг, помешают этому, скорее всего, сами швейцарцы. «Большая Швейцария»: Миф, фантазия или будущая реальность? На текущий момент… скорее фантазия и повод для дискуссий с друзьями. Или же нечто большее?

Метки:

Читайте также:

«Большая Швейцария»: Миф, фантазия или будущая реальность?