Новости Швейцарии / Выбор редакции / Почему Нацбанк Швейцарии более не привязывает франк к евро?

Почему Нацбанк Швейцарии более не привязывает франк к евро?

франк к евро
Почему Национальный банк Швейцарии более не привязывает франк к евро? Графика: Швейцария Деловая, www.business-swiss.ch

Без сомнения, 15 января 2015 года войдёт в историю Швейцарии, поскольку сегодня совсем неожиданно для финансовых рынков Швейцарский национальный банк принял решение упразднить курс в 1,20. Таким образом, главный защитник швейцарской валюты более не привязывает франк к евро, предоставив непосредственно спросу и предложению возможность устанавливать обменный курс. Действующий более 3 лет минимальный обменный курс в 1,20 франков за 1 евро теперь уходит в историю. О том, что стало причиной отказа привязывать франк к евро и что это означает для экономики Альпийской республики и её жителей, читайте в материале Портала «Швейцария Деловая».

Стабильные 1,20?
6 сентября 2011 года на фоне «отчётливого и продолжающегося ослабления» евро к франку Национальный банк Швейцарии под руководством Филиппа Хильдербранда (Philipp Hildebrand) ввёл так называемый «минимальный курс» франка к евро, установив его на уровне 1,20. Одновременно главный защитник швейцарской валюты пообещал любыми средствами не допустить, чтобы евро стал стоить меньше 1,20 франка.

Что тогда сподвигло Национальный банк Швейцарии привязать франк к евро? Ответ кроется во внешней торговле Альпийской республики. Главным экономическим партнёром Швейцарии являются страны ЕС, на которые приходится львиная доля швейцарского экспорта. Если франк начинает укрепляться к евро, это значит, что экспортная продукция из Швейцарии становится автоматически дороже и, соответственно, менее конкурентоспособной по сравнению с местными аналогами. Пример: предположим, что в Германии цена на голландский сыр составляет 3,5 евро за 100 грамм; швейцарская компания произвела сыр и, исходя из своих расчётов, готова его продавать в Германии за 4 франка за 100 грамм (если обменный курс равен 1,20, то в переводе 100 грамм швейцарского сыра будут стоить 3,34 евро). Таким образом, швейцарская продукция имеет все шансы найти своего покупателя (в данном случае для чистоты эксперименты вкусовые предпочтения остаются за кадром). Однако, если франк к евро усилится и курс будет, например, 1,10, то всё те же 100 грамм швейцарского сыра в Германии будут стоить уже 3,63 евро. Разница налицо.

Чтобы сильный франк не мешал швейцарскому экспорту, Национальный банк Швейцарии был вынужден ввести минимальный курс обмена евро/франк в 1.20 (1 евро = 1,2 франка). На случай, если валюта Альпийской республики начала бы торговаться ниже данного курса, НБШ готов был производить валютные интервенции в неограниченном объёме (прежде всего, путём скупки евро). Помимо этого, чтобы сделать франк менее привлекательным для целей хранения сбережений, Банк понизил свою ставку рефинансирования и ввёл «негативные проценты».

Реакция рынка на упразднение минимального курса
Хотя Национальный банк Швейцарии и обещал всеми силами защищать границу в 1,2 франка за 1 евро (и последовательно выполнял своё обещание), минимальный курс никогда не преподносился как нечто нерушимое и вечное. Напротив, Банк не раз указывал, что планка в 1,20 является временной мерой. 15 января 2015 года стало днём, когда данная мера канула в лету.

Национальный банк Швейцарии, франк к евро
Министр финансов Швейцарии Эвелин Видмер-Шлюмпф

Сегодня в 10 часов 30 минут утра Национальный банк Швейцарии объявил о своём решении упразднить привязку валюты Альпийской республики к евро на уровне 1,20. Министр финансов Швейцарии Эвелин Видмер-Шлюмпф указала, что Федеральный совет принял решение Национального банка к сведению.

Рынки отреагировали мгновенно: поначалу швейцарский франк к евро укрепился почти на 30%; доходило до того, что за 1 евро давали чуть более 85 раппенов (1 франк = 100 раппенов); за 1 доллар США давали 74 раппена. Через некоторое время последовала коррекция: за 1 евро стали давать 1,03 франка (практически паритет); за 1 доллар США – 88 раппенов.

На фоне новости об упразднении курса Swiss Market Index (SMI) опустился на 11%. Биржевые показатели швейцарских компаний окрасились в красный цвет: акции Transocean и Holcim потеряли 20% стоимости; акции других экспортно-ориентированных компаний (Swatch, Richemont, Givaudan, Syngenta и Roche) подешевели на 10-16%.

Почему потребовалось упразднение привязки франка к евро?
Очевидно, что сильный франк усложнит швейцарский экспорт в страны зоны евро. Как я отмечал выше, данный факт должен был бы говорит в пользу сохранения минимального курса франк к евро в 1,20. Очевидно, что Национальный банк Швейцарии усмотрел потребность изменить свою политику. В чём может выражаться данная потребность? Сам Банк пока что крайне скупо комментирует своё решение, указывая лишь, что упразднение минимального курса вызвано слабым евро.

Слабым евро делает политика Европейского центрального банка, руководимого итальянцем Марио Драги, по вбухиванию в рынки стран зоны евро так называемых «дешевых денег», что связано с печатаньем всё новых евро, не подкреплённых созданием новых реальных благ.

франк к евро, национальный банк Швейцарии
Томас Йордан, глава Национального банка Швейцарии и сегодняшний главный ньюс-мэйкер

На фоне ослабления единой европейской валюты, прикрепляя франк к евро на отметке в 1,20, Национальный банк Швейцарии фактически был вынужден играть на ослабление самого франка. Для этого, ему нужно было проводить валютные интервенции, выражающиеся в скупке евро. Так, со всей уверенностью можно предположить, что в декабре 2014 году Банку пришлось активно играть на финансовом рынке, чтобы отстоять минимальный курс в 1,20. Метафорично выражаясь, можно сравнить евро и франк, соответственно, с большим кораблём, всё больше погружающемся ниже уровня воды, и прикреплённой к нему тросом (минимальным курсом) корабликом. Выходов их данной ситуации три: (1) вместе опуститься ниже уровня воды (= сделаться слабыми к другим валютам); (2) вместе остаться на поверхности; или (3) обрубить трос, поскольку кораблик своего большого компаньона вынести не сможет (да, и не должен).

Очевидно, что Банк склонился к третьему варианту, обосновав своё сегодняшнее решение тем, что дальнейшие интервенции (и собственно привязка франка к евро) принесут больше ущерба, чем пользы. По моему убеждению, в преддверье некоторых событий в зоне евро данная позиция является довольно продуманной. О каких событиях идёт речь? Во-первых, эксперты ожидают, что уже скоро ЕЦБ начнёт скупать государственные облигации южных стран-членов зоны евро (Италии, Испании, Греции и др.). А что из себя представляют данные облигации? Это «ценные» бумаги, выдавая которые и получая определённую денежную сумму взамен соответствующее государство обещает вернуть тело кредита, а также проценты на него через какое-то время. Насколько надёжны обещания должников? Чтобы ответить на данные вопросы, вспомните о рекордных государственных долгах Испании, Италии, Греции и Кипра. Две последние страны – фактические банкроты, которых на плаву поддерживала только финансовая игла Брюсселя в лице ЕЦБ.

А что такое ЕЦБ? ЕЦБ – эмитент евро, принадлежащий национальным банкам стран, использующих единую валюту, которая пользуется спросом постольку, поскольку она обеспечивается совокупной экономикой всё тех же стран. Евро – этакая ценная бумага, по которой ручаются немцы, французы, голландцы и т.д. В случае покупки ЕЦБ облигаций Греции в обмен на данное поручительство страны евро зоны приобретают обещания, вероятность неисполнения которых довольно велика. Иными словами, всё те же немцы в свой инвестиционный портфель записывают довольно сомнительные активы. Если Вы, как человек, подумывающий о покупке евро, знаете об этом, то Вы в гораздо меньшей степени готовы доверять немцам и Ко. Меньше доверия – меньше курс евро.

Если немцы хотят или вынуждены спасать своих менее удачливых родственников по Европейскому союзу, это вовсе не означает, что то же самое должна делать Альпийская республика, имеющая свою собственную валюту и не входящая в ЕС. В данной связи, Национальный банк Швейцарии посчитал нецелесообразным через скупку евро для поддержания минимального курса франк к евро в 1,20 участвовать в программе ЕЦБ по приобретению ненадёжных итальянских и греческих облигаций. Таким образом, НБШ, разрубив трос из нашего, выше указанного примера, косвенно выразил своё недоверие всему валютному союзу евро, допустив, что последний всё таки может опуститься ниже уровня моря.

Есть ещё одно событие, с наступлением которого связано сегодняшнее решение Национального банка Швейцарии. Никто не забыл, что на 25 января 2015 года в Греции назначены внеочередные выборы? Победить в них все шансы имеет левая партия СИРИЗА, выступающая за невыполнение требований «Тройки» (МВФ, Еврокомиссия и ЕЦБ) по урезанию социальных расходов, сокращению персонала в публичном секторе, повышению возраста выхода на пенсию и т.д. Невыполнение данных требований будет означать фактический выход Греции из еврозоны, что непременно негативно скажется на последней. Не исключаю, что Национальный банк Швейцарии предвидит именно данный сценарий развития событий и решил более не привязывать франк к евро, чтобы удар по последнему не стал одновременным ударом по валюте Альпийской республики.

Кто выиграет, кто проиграет?
Приняв, без сомнения, мужественное решение по упразднению минимального курса франк к евро, НБШ доказал свою независимость от мнения швейцарских политиков (которых даже не проинформировали о том, что решение готовится), а также доказал независимость франка как самостоятельной валюты, а не как просто «второго евро». Одновременно, надо учитывать, что сегодняшнее решение не обойдётся без потерь.

Если политика ЕЦБ и НБШ в обозримом будущем более не претерпит каких-либо значительных изменений, от сегодняшнего решения Банка выиграют одни, проиграют другие. В числе проигравших от того, что Швейцария отказалась фиксировать франк к евро:

  • швейцарские экспортёры в страны зоны евро (почему они проиграют, см. выше). Если сильный франк действительно пошатнёт конкурентоспособность швейцарского экспорта, следует ждать потерю рабочих мест в Альпийской республике;
  • все те, кто получает свой доход в евро и тратит во франках. Сюда, например, относятся туристы из ЕС, желающие посетить Швейцарию; студенты из ЕС, учащиеся в Швейцарии на средства в евро и т.п.;
  • швейцарская туристическая индустрия (в связи с предыдущим пунктом). К слову сказать, из-за курсовых изменений рубль-франк Швейцария в 2013-2014 гг. почувствовала существенные спад российских туристов;
  • спекулянты, предполагавшие, что франк к евро будет слабеть.

Среди выигравших:

  • экспортёры из зоны евро в Швейцарию. Цены на импортные товары должны падать;
  • все те, кто получает свой доход во франках и тратит в евро. Очевидно, что сегодняшнее решение НБШ ещё больше усилит так называемый «продуктовый туризм».
  • Те, кто вложился во франк до решения НБШ об упразднении минимального курса в 1,20.

p.s. по моему мнению, евро в своём текущем виде обречён. Либо зону евро покинут слабые южные страны, а оставшиеся справятся с долговым бременем и обуздают непомерную власть банков (и, таким образом, реформированный евро станет жизнеспособен), либо сам рынок поставит валюте евро смертный приговор. При втором сценарии потерь будет гораздо больше. Поэтому было бы лучше, если бы Греция первой отказалась от евро (это было бы началом первого сценария; в данной связи прочитайте также материал «Ставка рефинансирования ЕЦБ снижена до 0,05%»).

франк к евро

Добавить комментарий

Почему Нацбанк Швейцарии более не привязывает франк к евро?